Яндекс.Погода

воскресенье, 9 августа

облачно с прояснениями+18 °C

Наша история. Купавинские текстильщики, Глуховская фабрика и другие достижения

14 июня 2020 г., 10:59

Просмотры: 223


День работников текстильной и лёгкой промышленности в России отметили 14 июня (второе воскресенье июня).

Начавшаяся Великая Отечественная война поставила текстильную промышленность в очень сложные условия. Часть предприятий прекратила работу в результате эвакуации на восток, часть была полностью разрушена врагом. От предприятий, не попавших в прифронтовую зону, находившихся в глубине страны, требовалось увеличение продукции для армии и населения. Текстильные товары были нужны для обмундирования, артиллерии, авиации, химзащиты, маскировки. Не было ни одного рода войск и участка армии, где бы не использовалась продукция текстильщиков. Руководил и отвечал за эвакуацию и восстановление фабрик страны народный комиссар текстильной промышленности СССР Илья Николаевич Акимов.

Акимовы – одна из старейших и распространённых фамилий в Старой Купавне. Многие из Акимовых были потомственными текстильщиками. Отец Ильи Николаевича был кузнецом и работал на прядильной фабрике в Балашихе, а семья проживала тогда в селе Никольском. Здесь 17 сентября 1898 г. и родился будущий нарком промышленности. В 1903 г. Акимовы возвратились в Старую Купавну, отец стал работать кузнецом на Купавинской суконной фабрике братьев Бабкиных. Илья окончил трёхклассное фабричное училище. Подростком начал работать сначала на строительстве (колол щебень), потом устроился учеником слесаря на малютинские торфоразработки при станции Кудиново.

В 1917 г. Илья Акимов окончил Московское прядильно-ткацкое училище (будущий Московский текстильный институт) и начал работать на Купавинской фабрике в должности помощника механика. Затем его избрали председателем контрольной рабочей комиссии. В 1918–1920 годах служил в Красной Армии шофёром, участвовал в боях на Западном и Южном фронтах. До 1922 г. работал техником на купавинских торфоразработках, а с 1923 г. – помощником технорука Купавинской фабрики. В 1925 г. стал техническим руководителем на Серпуховской суконной фабрике «Пролетарий». В то время это была самая крупная фабрика в тресте. В июне 1932 г. И.Н. Акимов был командирован на Ленинградскую суконную фабрику «Красный ткач» на должность заместителя директора по технической части. В декабре 1933-го назначен начальником производственно-технического отдела, а в 1934–1936 гг. – заместителем управляющего трестом «Моссукно».

Колесо политических репрессий 30-х годов задело и И.Н. Акимова. Его обвинили в выпуске некачественной продукции, и по приговору суда он получил один год принудительных работ. В последующие годы Илья Николаевич работал в трестах «Моссукно» и «Ленсукно», одновременно повышая свой технический уровень во Всесоюзной промышленной академии лёгкой индустрии им.В.М.Молотова, которую он окончил уже в начале войны, 1 июля 1941 г.

В 1938 г. Президиум Верховного Совета назначил И.Н. Акимова сначала заместителем наркома лёгкой промышленности РСФСР, а затем заместителем наркома лёгкой промышленности СССР. В апреле 1940 г. он назначается народным комиссаром текстильной промышленности СССР. Всю организационную, техническую и социально-бытовую тяжесть, связанную с периодом работы текстильной промышленности в годы войны, с выпуском и освоением новых видов продукции, наращиванием объёмов выпуска продукции, необходимой фронту, с перестройкой промышленности на военные рельсы, Илья Николаевич вынес на своих плечах. Особенно тяжёлым был период начала войны – 1941 и 1942 годы. В 1942 г. по почину шахтёров одной из шахт в стране развернулось социалистическое соревнование за Красное знамя Государственного комитета обороны. Текстильщики не остались в стороне от этого почина. Передовым работникам присваивались почётные звания: «Лучший помощник мастера», «Лучшая ткачиха», «Лучшая мотальщица», «Лучший сновальщик», «Лучший слесарь». Илья Николаевич постоянно бывал на предприятиях страны, встречался с руководителями, проводил выездные совещания, часто лично вручал правительственные награды работникам и переходящее Красное знамя победителям. Сам он за свой труд был награждён двумя орденами Ленина, медалями «За оборону Москвы», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». В сентябре 1945 года он был направлен в Германию для обследования предприятий лёгкой промышленности на территории Советской зоны с целью отбора и вывоза технологий и оборудования.

После войны И.Н. Акимов занимал посты заместителя министра лёгкой промышленности СССР, заместителя министра промышленности товаров широкого потребления СССР, начальника Управления хлопчатобумажной промышленности Совнархоза Московского областного экономического района. Участвовал в создании искусственного волокна, работал в Госплане. В мае 1962 г. после тяжёлой болезни Илья Николаевич скончался. В газете «Правда» был опубликован некролог за подписями А.Н. Косыгина, А.И.Микояна, Ф.Я.Холостова и др. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

В 1962 г. Совет министров РСФСР принял решение об увековечивании памяти И.Н. Акимова и присвоил его имя Купавинской фабрике. В январе 1970 г. на здании управления фабрики открыли мемориальную доску с барельефом. В 1992 г. в связи с изменением формы собственности и новыми веяниями в стране, имя И.Н. Акимова из названия предприятия убрали, сняли и мемориальную доску.

  • Глуховский хлопчатобумажный комбинат одним из первых стал выдавать военную продукцию. В июле 1938 г. приказом Народного комиссариата лёгкой промышленности СССР директором комбината был назначен инженер-текстильщик Михаил Петрович Большаков. После окончания Московского текстильного института он занимал руководящие должности на ряде текстильных промышленных предприятий Москвы и Московской области.

22 июня 1941 г. у памятника Ленину состоялся митинг текстильщиков. Открыла его секретарь парткома Мария Фёдоровна Балясова, к собравшимся обратился директор комбината М.П. Большаков. «Дорогие товарищи! – сказал он. – Великая беда пришла на нашу советскую землю. С пяти часов утра на наших границах идут жестокие бои. Фашисты вероломно напали на нашу Советскую республику. И с этого часа мы все как один должны подчинить свою жизнь, свою работу интересам фронта. Уже сегодня мы стали переналаживать станки и оборудование, с гражданского ассортимента переходим на выпуск тканей военного назначения. Взамен цветного зефира, сатина и батиста будем выпускать молескин для военных гимнастёрок, перкаль для парашютов, кирзу для солдатских сапог, марлю и плащ-палатку...»

  • Через несколько дней по всем фабричным цехам и сменам зачитывался Указ Президиума Верховного Совета СССР о работе в военное время. Труженики комбината стали вырабатывать ткани для армейского обмундирования, кирзу, ткани для плащ-палаток, лямки для вещмешков, противогазов, санитарных сумок, упряжь для конной тяги, марлю для бинтов. Тафта шла на пошив одежды для командиров. Ткани перкаль и АСТ шли на парашюты. Выпускали ещё и кирзу, из которой шили сапоги для солдат. Новогребенная фабрика производила ткань для парашютов, кирзу, ткань ТД для авиационной промышленности. Многие станки были заправлены марлевкой для бинтов.

Шестьсот три работницы Глуховского хлопчатобумажного комбината овладели мужскими профессиями. Комсомолка Валентина Гущина до войны работала на Новоткацкой фабрике инструктором, вела общественную работу. Когда ушёл на фронт мастер Кузнецов, девушка заняла его место. Её участок ежедневно перевыполнял плановые задания. Большой вклад в успешную работу Новоткацкой фабрики внёс заместитель директора Александр Константинович Ивашов. Он часами не отходил от молодых поммастеров, помогая устранять неполадки, заправлять неподъёмные основы, овладевать искусством наладки оборудования. Поммастера ватерного цеха Бумагопрядильной фабрики (директор Ф.Г. Дерюжкин) Гаврильчиков отправился на фронт, а ватерщица Нестерова, встав на его место, успешно обслуживала комплект машин. Ушедших на фронт шлихтовальщиков заменили мотальщица Е. Тарасенкова, проборщицы комсомолки М.Захарова, Е. Орлова, А. Васюнина. Тростильщица НГФ Дарья Старостина освоила профессию ремонтировщика, а после работы была командиром отделения химико-дегазационной команды, обучала девушек противохимической обороне. На Отбельно-красильной фабрике Татьяна Коршунова стала совмещать две должности – слесаря и слесаря-инструментальщика. Мастером смены стала А.Н. Смирнова, электросварщицей – Поликарпова, токарями – Е.В. Моисеева и Рыженкова. Стали помощниками мастера Мокроусова, Артамонова, Яснова, Веткина, Сбытова, шлихтовальщиками – Воеводина и Лисина, систематически перевыполняющими план мастерами смен – Мясникова, Чернова, Калинина, Кучейко, Яшина и другие. Ткачи второго цеха, где ушедшего на фронт поммастера заменила А. Быковская, работали на повышенном уплотнении и в феврале 1944 г. дали сверх плана более 22 тысяч метров суровья. Комсомольско-молодёжная бригада

ткацкой фабрики под руководством передовика Анастасии Веткиной выработала дополнительно к месячному заданию 16 тысяч метров ткани.

К празднику 8 марта 1944 г. медалями «За трудовое отличие» были награждены лучшие работницы Л. Ананьева, К. Шорина, Н. Комарова, Н.Маликова и другие. За самоотверженный труд в годы войны 815 работниц были награждены орденами и медалями.

Одной из лучших работниц Глуховского комбината была проработавшая 35 лет на Новогребенной фабрике Любовь Ивановна Ананьева – многостаночница, участница трудового фронта (копала укрепления под Наро-Фоминском), депутат Верховного Совета СССР, Герой Социалистического Труда, награждённая орденами Ленина, «Знак Почёта».

С первых дней войны на всех фабриках Глуховского комбината создаются команды местной противовоздушной обороны. Во многих фабричных цехах появились кружки связистов, ПВХО, ГСО, начинали действовать противохимические, противопожарные и другие отряды МПВО. В жилых домах устанавливались круглосуточные посты. Вахту несли все: домохозяйки и школьники, пенсионеры и рабочие, окончившие очередную трудовую смену. Домохозяйки приготавливали мешочки и набивали их сухим песком, шили рукавицы для групп самозащиты. С чердаков убирали всё, что могло воспламениться потолки засыпали песком, на лестничных клетках устанавливали бачки с песком, вёдра с водой.

При штабе комбината были организованы различные службы. Например, службу связи и оповещения возглавлял Е.С. Архипов. На парашютной вышке в Глуховском парке установили наблюдательный пост, который был снабжён средствами связи и оповещения. В добровольный отряд местной противовоздушной обороны была зачислена и Мария Михайловна Попова – тётя «солнечного клоуна» Олега Попова, работавшая на мануфактуре с 12 лет. С началом войны вместе с шофёром она возила на полуторке в Москву ткани для парашютов, для солдатского обмундирования, нитки, бинты, дежурила на парашютной вышке в Глуховском парке. М.М.Попова отработала на хлопчатобумажном комбинате более 50 лет. Была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

С самого начала войны на Новогребенной фабрике был создан штаб гражданской обороны. Его возглавляла Л. Астафьева. После 12-часовой смены, наскоро перекусив супом из лебеды и пшеничной кашей, женщины-ткачихи вместе с детьми спешили в соседний с казармами лес. Там они допоздна копали траншеи и земляные щели для укрытия. Восемь тысяч глуховчан, оставив станки и машины, выезжали на строительство оборонительных сооружений в район города Наро-Фоминска. Около тысячи участников этих работ были награждены медалью «За оборону Москвы».

Большим подспорьем для снабжения текстильщиков Глуховки продуктами питания стало созданное накануне войны собственное подсобное хозяйство. Здесь были построены столовая, детские ясли, баня и двенадцать жилых домов. У лесов и болот отвоевали 42 гектара земли, на которых были проведены мелиоративные работы. При хозяйстве действовали молочная ферма и свиноферма, в которых насчитывалось 128 дойных коров и 111 свиней. Одобряя

эту инициативу глуховских текстильщиков, газета «Правда» 14 октября 1940 г. писала: «Очень хорошее и полезное дело затеяли и осуществляют работники Глуховского комбината. Их инициатива достойна всемерного и повсеместного поддержания, их опыт должны подхватить все заводы и фабрики страны». Директором подсобного хозяйства № 1 Глуховского комбината был И. Низовский.

  • В октябре 1941 г., когда немцы подходили к Москве, пришёл приказ об эвакуации основной части фабричного оборудования на Ташкентский и Ферганский текстильные комбинаты. На ткацкой и гребенной фабриках день и ночь шла работа по демонтажу и погрузке на узкоколейные железнодорожные платформы станков и машин. Но отправить не успели. Немецкие войска были разгромлены под Москвой, и на комбинате приступили к установке оборудования на прежнее место.

Большую помощь в восстановлении разукомплектованного оборудования оказывал коллектив своего Литейно-механического завода, входившего в состав Глуховского комбината. Здесь получали второе рождение детали и запчасти. Уже в первые месяцы 1942 г. с восстановленного оборудования пошла продукция.

Коллектив Литейно-механического завода занимался не только отливкой деталей и запчастей для машин и станков. Он работал непосредственно на оборону: ремонтировал неисправное стрелковое оружие, которое поступало с места боёв, делал большие рельсовые ежи для перекрытия автомобильных дорог и проездов и острые металлические ёжики для вывода из строя автотранспорта противника, а в сентябре сорок первого получил задание освоить производство ручных гранат. В сложных условиях (не было лаборатории, измерителей, соответствующего литейного и механического оборудования) коллектив завода эту задачу решил. На корпусах снарядов нарезали резьбу и красили их в зелёный цвет. Корпуса для гранат отвозили на Электростальский завод, где их начиняли взрывчатым веществом.

В начале 1942 г. пришлось осваивать выпуск новой продукции – производство мин. В день завод должен был сдать на проверку представителю Комитета обороны 350 штук. Для небольшого коллектива это было нелёгкое задание. Работали по 12–14 часов. Спали прямо в цехе на деревянных стеллажах. Как ни было трудно, к маю первый этап работ был закончен, отливка корпусов мин пошла полным ходом. Но самое главное было впереди – точная механическая обработка отливок, снаряжение и боевое испытание мин на полигоне. Большую роль в этом сыграли главный инженер Л.Н. Троицкий, наладчик А.И. Бучнев, мастер, а впоследствии начальник цеха А.В. Ломов. Запчасти и мины для миномётов сваривали и доводили на Бумагопрядильной фабрике. Здесь же устанавливали и оборудовали автоклавы, в которых проводили дезинфекцию бинтов для госпиталя, расположенного в школе.

Каждый день завод выпускал 350 мин. Резьбу на минах вытачивал рабочий Николай Карапузов. В течение 1942–1943 годов коллектив ЛМЗ ежемесячно перевыполнял планы производства мин. За ударную работу Наркомат боеприпасов много раз выносил ему благодарности, поощрял денежными премиями. В 1942 г. в механической мастерской на участке мастера Митюхина

формовщик Семёнов выполнял норму на 117%, Фадеев – на 112%, а стахановец Арифулина – на 250%. С началом войны счетовод Гусева перешла в цех, быстро освоила профессию нарезчицы и ежедневно перевыполняла норму выработки. Стерженщица Евгения Холина выучилась на электрика; приёмщик моделей, секретарь комсомольской организации завода Александра Помещикова овладела специальностью модельщика; кладовщик центрального материального склада Антонина Помещикова освоила специальность токаря. Не считаясь со временем, трудились начальник литейно-механического цеха И.В. Митюхин, главный механик И.И. Скобелев, стахановцы-формовщики Арифулин, Спрыгов, Каминский, Семёнов, выгранщик Платонов, бригада заливщиков мастера смены Пелёвина.

Помимо работы в цехах рабочие проверяли светомаскировку, проходили курсы ПВО, рыли траншеи и окопы в районе стадиона, заготавливали дрова и торф в районе Дальнинских болот (доставлялись по узкоколейке), дежурили в парке на парашютной вышке, там была телефонная связь с заводом. Работники завода были на «брони». Однажды военкомат снял бронь и вызвал повестками 26 человек. Тогда директор завода Василий Андреевич Винокуров пришёл в военкомат и заявил, что завод придётся останавливать. После этого 13 рабочих вернули обратно, в том числе Юрия Баева. Наставниками молодого рабочего были Константин Корнеев, Виктор Климов, Сергей Воронин.

В.А. Винокуров в своё время понял, что для сохранения кадров и обеспечения работы предприятия в условиях войны надо создать подсобное хозяйство. Инициатива руководителя была поддержана коллективом. В 1943 г. в хозяйстве уже было несколько лошадей, коров, кур и поголовье свиней. А овощей собиралось столько, что их хватало на целый год для приготовления в столовой дополнительных обедов.

В конце 1943 г. вышло постановление ГКО о переводе ЛМЗ на производство деталей для текстильного оборудования. Опыт перестройки уже имелся, но трудностей ещё всё равно хватало. В 1944 г. на завод в кузнечный цех стали приводить на работу пленных немцев, живших в бараках на Хаевке. В 1944 г. производство деталей пошло полным ходом. Кроме Глуховского комбината ими снабжались многие фабрики Московской области – Истомкинская, Измайловская, Боровковская и другие. Помимо этого на завод возлагалось и производство таких массовых деталей, как шестерни веретённые, катушечные, нажимные валики, шпиндели и т.п.

Труд коллектива в военные годы был оценен по достоинству. Многие стахановцы-рабочие и инженерно-технические работники были отмечены знаком «Отличник социалистического соревнования», ударница производства Ольга Кузьминична Рябина удостоилась Почётного знака «За добросовестный труд», была награждена орденом «Знак Почёта», медалями «Ветеран труда», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», руководитель завода В.А. Винокуров награждён орденом «Знак Почёта». После войны и демобилизации на Литейно-механический завод пришли военные моряки газо-электросварщик Ян Иванович Пекарев и шлифовщик Николай Наумович Бушкарев.

Глуховчане помогали фронту не только своей продукцией. Из личных сбережений глуховские текстильщики внесли 733 тысячи рублей на создание танковой колонны. В декабре 1942 г. собирали средства на постройку танка «Глуховский рабочий»: бригадир по ремонту Павел Степанович Москвин внёс 150 рублей, секретарь парторганизации Черных – 250 рублей, заведующий предприятием Баруздин – 300, жестянщик Завьялов и электрик Колосков – по 100, ученик Лебедев – 75 рублей. Всего на строительство танка «Глуховский рабочий» в середине декабря было внесено 125 666 рублей. Около тысячи рублей, много книг и игрушек собрали комсомольцы Глуховского комбината в январе 1942 г. на подарки детям освобождённого от фашистов города Волоколамска.

В сентябре 1942 г. секретарь партийного бюро Отбельно-красильной фабрики Полина Ивановна Кучейко предложила председателю цехового комитета Марии Семёновне Зининой организовать мастерскую пошива одежды для Красной Армии. Для пошива одежды решили использовать отходы производства – лоскут. Швейные машины приносили из дома, портных приглашали из цеха. Шить тёплые вещи для фронтовиков пожелали почти два десятка работниц: стахановка Анастасия Григорьевна Барашкова, у которой на фронте был муж, стахановка браковщица Петухова, Екатерина Тимофеевна Маркова, проводившая на фронт двоих сыновей, помощник мастера образцового отдела Т. С. Анашкина, жёны красноармейцев Е.Г.Анохина, Миронова, Комова, Бохуленкова, Юсупова, Ефимова, Рыбина, Кваскова, Орехова, Диварова, Кузнецова... Телогрейки, нательное бельё, ватные брюки, носовые платки, воротнички шили по окончании своей основной работы.

Движение жён-общественниц на комбинате возглавляла жена директора Евгения Васильевна Большакова. Для защитников Родины, для подшефного госпиталя женщины сшили тысячу пар тёплого белья, изготовили 250 матрацев, скатертей, вещмешков, починили 500 пар белья, 200 книгами пополнили библиотеку художественной литературы. Текстильщицы помогали создавать уют в палатах госпиталя, покупали подарки воинам, оказывали помощь семьям фронтовиков, детдомов, детсадам.

В годы войны под руководством комитета ВЛКСМ комбината и педагога А.М. Мартынова в подвале школы № 7 была организована школа рабочей молодёжи Глуховского комбината. В ней было два пятых, два шестых, два седьмых, восьмой и девятый классы – всего 150 учащихся. Занятия проходили три раза в неделю.

Ежегодно школа ФЗУ выпускала по 600–900 квалифицированных рабочих. В годы войны она неоднократно завоёвывала призовые места в соревновании школ Министерства текстильной промышленности. Большой вклад в подготовку рабочих кадров вносил директор школы И.Ф. Жарков, преподаватели Скворцов, Канаев, мастера Василий Семёнович Ушанов, Александра Петровна Борисоглебская, А.К. Клюева, Тимошина, Ванюшина и другие. Преподаватели и мастера помимо основной работы вместе с учащимися грузили торф на Хаевке и из-за отсутствия транспорта сами впрягались в сани. Уделяли большое внимание развитию художественной самодеятельности, проводили читательские конференции, выпускали стенгазеты.

Пятого февраля 1945 г. в Глуховском рабочем клубе председатель исполкома городского Совета Б.А. Голубниченко вручил 250 работникам Глуховского комбината медали «За оборону Москвы».

После войны помощником мастера на Ново-Гребенной фабрике Глуховского комбината работал Алексей Ильич Солохин. Он родился 30 марта 1918 г. в деревне Клеймиха Калининской области. Окончил 4 класса Долгушинской неполной средней школы. В сентябре 1938 г. призван в Красную Армию. Служил на Ногинском полигоне. Отсюда и начался боевой путь Солохина по дорогам Великой Отечественной войны. А закончил его доблестный артиллерист в Берлине. Был ранен, контужен. Командир орудия 887 стрелкового полка ИПТАБ. За бои за станцию Понари Орловской области в августе 1943 г. награждён медалью «За отвагу». За храбрость, отвагу и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии старшина А.И.Солохин награждён орденами Славы 2-й и 3-й степеней, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина» и другими. Демобилизован в сентябре 1945 г. За работу в Ногинске Алексей Ильич награждён медалью «За трудовое отличие». В 1958 г. его не стало.

  • Новоногинская фабрика, не останавливаясь ни на один день, также вырабатывала ткани для военных нужд. Кадровые рабочие ездили на торфоразработки. Некоторые трудились несколько месяцев на электростальском заводе. К работе привлекали жителей соседних деревень, подростков 13-14 лет, девочек из детских домов. При фабрике была школа ФЗО.

Воспитателями были В. Валюженцева и Елизавета Васильевна Горская-Липина. В отделе кадров работавшим подросткам выдавали карточки на продукты и талоны на питание в фабричной столовой. Кормили их три раза. Утром давали картошку, кипяток с сахаром, в обед – щи или суп и тоже картошку, вечером картошку или немного жидкой каши. Фабричный гудок раздавался в 5 часов утра и повторялся в 5.30. Подростки работали на производстве по 9 часов, один день в неделю был выходным; работницы старше 18 лет трудились по 12–14 часов. По рабочей карточке получали 600 г хлеба. При фабрике был организован круглосуточный детский сад, подсобное хозяйство, где большую помощь оказывали учащиеся подшефной школы № 2. Отдел труда фабрики, возглавляемый О.А. Романовой, помогал адаптироваться пришедшим работать на фабрику пенсионерам, домохозяйкам, неопытной молодёжи.

В октябре 1941 г. начальником планового отдела назначается Дора Юрьевна Стылер. Помощниками мастера стали А.И. Данилова, А. Власова, Ксения Тимофеевна Кузнецова и другие. Ударно трудились работавшие ещё у Елагина супруги Шерауховы – Василиса Дмитриевна и Александр Иванович. Муж был кузнецом, жена – ткачихой, её портрет постоянно находился на Доске почёта.

Осенью 1941-го пятнадцатилетний Алексей Ратников пошёл не в школу, а на Новоногинскую фабрику, где его приняли заправщиком станков в ткацкий цех № 2. Так началась трудовая жизнь будущего заслуженного художника России. Два его старших брата – Дмитрий и Фёдор, а также сестра Мария ушли на фронт. Алексей работал с утра до позднего вечера, не жалея сил. В 18 лет он стал помощником мастера.

За самоотверженный труд рабочих отмечали денежными премиями, выдавали отрезы коверкота, платки, галоши, полуботинки, сапоги. Возглавлял фабрику директор Иван Степанович Фёдоров, секретарём партийной организации была Евдокия Игнатьевна Троицкая, мастером, а позже главным инженером – Пелевин Серафим Николаевич, председателем профсоюзного комитета – Евдокия Михайловна Боголепова, ответственной за подготовку кадров – Сара Моисеевна Влодавская, главным механиком – Александр Алексеевич Жирнов, начальником цеха № 2 – Виктор Васильевич Замятин. С 1943 г. Анна Александровна Драгунова – мастер, затем начальник крутильного цеха. В августе 1944 г. получила медаль «За оборону Москвы», а в 1945 г. в числе первых – медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Начальником штаба МПВО был назначен главный бухгалтер Александр Григорьевич Колпаков.

Е.М. Благолепова проводила заседания профкома, где определялись по-бедители соцсоревнования, распределялись места в яслях и детских садах, работницы отдавали туда своих детей иногда даже на круглосуточное содержание. Е.М. Благолепова посещала молодых работниц в общежитиях, следила за их бытом, особое внимание уделяла девушкам, приехавшим из других областей и живущим вдали от родителей. До позднего времени находилась на фабрике среди рабочих. За работу в годы Великой Отечественной войны она награждена медалями «За оборону Москвы», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Электромонтёр механического цеха, помощник мастера крутильного цеха Фёдор Алексеевич Россихин не раз обращался в Ногинский военкомат с просьбой, чтобы его отправили на фронт, но в военкомате выдали бронь. Россихин организовал на фабрике большой хор, который выступал в госпиталях Ногинска, выезжал в Электросталь, Купавну, Обухово.

В феврале 1945 г. от заместителя наркома текстильной промышленности Прощина и секретаря ЦК комсомола Романова на фабрику пришла теле-грамма, в которой они поздравляли коллектив бригады Клавдии Блохиной, занявшей в четвёртом квартале 1944 г. второе место во Всесоюзном социалистическом соревновании молодёжных бригад Наркомтекстильпрома. 4558 кг пряжи отчислили члены бригады Блохиной в фонд Главного Командования. За годы войны фабрике несколько раз присуждались первые места во Всесоюзном социалистическом соревновании с вручением переходящего Красного Знамени и денежных премий.

С войны не вернулось 102 работника фабрики. В сквере агитплощадки (сейчас это территория Тихвинского храма) был установлен гранитный памятник с их именами.

В короткие сроки фабрики № 8 и № 9 (впоследствии – объединение «Красная лента») стали налаживать производство военной продукции. В сжатые сроки, почти всё технологическое оборудование удалось перезаправить на производство хлопчатобумажных лент и тесьмы для снаряжения различных войск. Выпуск шёлковых лент ограничился потребностями действующей армии в галунной и флотской ленте. Люди обучались непривычной работе с хлопчатобумажным сырьём. Фабрика работала в две смены по 11 часов. А в выходные часто приходилось выходить на расчистку снега, железнодорожных и трамвайных путей, разгрузку топлива, выполнять срочное задание в цеху. Директорами фабрик были Василий Георгиевич Синицын и Давид Ильич Хесин. Секретари партийной организации – Евгения Николаевна Филисова и Елена Лукьяновна Макушина, председатели фабричного комитета – Ксения Демидовна Бухова и Анна Гавриловна Андреева, секретарь комсомольской организации – Анна Ивановна Никитина.

Ушедших на фронт помощников мастеров заменили М.И. Шелюгова, Г.Е. Терехова, А.А. Иванова, Ефросинья Андреевна Шорина, К.С. Дьяконова (Скорикова), А.Савотеева, Г. Едренникова. Батанщиками стали работать М.В. Попова, А.П. Клюшкина. На работу в механическую мастерскую были направлены З. Федотова, К. Шечкина, А. Андрюшина, учились на шофёров Екатерина Сорокина (Е.В. Ковригина), Булатова. Развивалось стахановское движение. Работницы Кочнева, Шелюгова, Горбунова, Фокеева, Головина, Малинкина, Белошкурская и многие другие выполняли нормы на 150 и более процентов. Мастерами смен были одни из лучших стахановок Нина Ильинична Колачева и Клавдия Александровна Голикова.

Немногие оставшиеся мужчины совмещали несколько должностей: главный механик и начальник планового отдела Георгий Александрович Воскресенский, токарь Григорий Михайлович Ширшов, Пётр Егорович Штукин. Работали и подростки: В.П. Игнатов, М.А. Иванов, Сергей Кузнецов, Виктор Сухов, Ганюшина, Пушина, Романова и другие. Как ответственные и творческие работники проявили себя оставшиеся в те суровые годы на предприятии начальник цеха Д.И. Сухов, заместитель начальника цеха С.Г. Дьяконов, работник механической мастерской Штукин.

Кроме работы в цехах, рабочие несли службу в МПВО, рыли окопы, дежурили в госпиталях, сдавали кровь для раненых. Многие женщины тру-дились на строительстве оборонительных сооружений под Нарофомин-ском и Серпуховом: Н.И. Колачева, М.В. Попова, К. Лядухина… Пятьдесят тружеников фабрики № 9 были награждены медалями «За оборону Москвы».

Семь гектаров подсобного хозяйства фабрики, которым руководил Афанасий Егорович Железов, в голодные военные годы обеспечивали фабричную столовую картофелем и овощами, а больных и детские учреждения – молоком. В самый тяжёлый 1942-й год подсобное хозяйство дало ленточникам 40 тонн картофеля, 175 тонн капусты. Ежегодно хозяйству, имевшему высшую урожайность, присуждалось переходящее Красное Знамя (после войны оно было передано коллективу «Красной ленты» на вечное хранение).

Зимой температура в цехах не поднималась выше 12–13 градусов. До войны по большей части обходились привозным углём. В военное время транспорта не было, топили торфом и дровами. Летом дрова для фабричной столовой возили с Буреломки на коровьей упряжке, зимой в любую погоду женская бригада под руководством Галины Соломиной и Лидии Михайлиной возили дрова на санках, проходя за день по 13 км. При фабрике создали цех ширпотреб

Этот цех обеспечивал работников предприятия телогрейками, ватными брюками, унтами.

В это тяжёлое время на фабрике возник драмкружок, декорации рисовала Надя Котлякова. Нашлись и свои, фабричные, поэты, писавшие стихи на злобу дня. На 8-ой ленточной с рабочими делился своими обширными знаниями учитель Николай Константинович Никольский. Он также возглавил бригаду рабочих по заготовке топлива для фабрик в районе Стромыни, организовал его доставку.

На территории фабрики размещались ясли и детский сад, которыми руководила Мария Петровна Жарикова. Летом 1943 г. при помощи начальника Главного управления Полины Семёновны Жемчужиной (Молотовой) открыли школу-интернат для 30 девочек – сирот войны, взятых из детских домов. Многие из питомцев интерната впоследствии стали передовиками фабричного производства: Космынина, Яшина, Виноградова, Ларионова, Солнцева, Рябова, Воробьёва, Поварова.

В декабре 1944 г. фабрика № 9 была награждена переходящим Красным Знаменем ГКО, 150 тружеников отмечены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». В числе большой группы работников парашютной промышленности орденом Красной Звезды был награждён директор фабрики Д.И. Хесин, орденом «Знак Почёта» – лучшая ткачиха-стахановка А.В. Горбунова.

Более 200 работников «Красной ленты» (тогда фабрики № 8 и № 9) ушли на фронт и в отряды народного ополчения, 35 из них не вернулись. Не дожили до Победы братья Савва и Прокофий Печниковы, братья Иван и Владимир Кустаревы, Павел Букин, Иван Савин, Василий Осипов, Владимир Колесников, Александр Зобов, Алексей Рязанов, помощник мастера Кузьма Ковалёв и Иван Иванович Поликарпов, слесарь Кирилл Михайлович Назаров, Сергей Михайлович Смирнов, шофёр Владимир Туманов; погиб на пограничной заставе Анатолий Мягков, в боях под Москвой – ополченец, отец четверых малолетних детей Николай Евстигнеевич Малинкин; за два дня до Победы в уличном бою погиб Михаил Ширшов. В память о них на территории предприятия воздвигнут обелиск.

Евгения Кудрявцева