Ногинск. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 23 ноября

пасмурно-5 °C

Онлайн трансляция

Сегодня в прошлом. Мистер "Нет": чем запомнилось 27 апреля в российской истории

27 апр. 2017 г., 10:41

Просмотры: 289


Дорогие читатели! По вашим запросам, наше сетевое издание "Богородские ВЕСТИ" будет публиковать самые значимые или просто интересные факты из истории России. Историю нужно знать, чтобы идти вперёд.

27 апреля 1966 года в Ватикане впервые в истории встретились папа римский  и министр иностранных дел СССР, об этой дате рассказывает портал история.рф

Главной дипломатической новостью второй половины апреля, пожалуй, стала выволочка, устроенная зампостпреда России в ООН Владимиром Сафронковым своему британскому визави. Одним тон Сафронкова показался излишне грубым, другие отметили, что тон подходящий, просто нужно было то же самое без бумажки говорить. Однако в целом этот случай стал поводом вспомнить, что с российскими дипломатами ещё со времён СССР было непросто общаться. Недаром покойного Виталия Чуркина (вместо которого Сафронков и выступал) многие так и называли – «новый Громыко».

Сегодня, когда мы справляем 51-ю годовщину, казалось бы, самых непростых отношений (ну как папе римскому и атеисту найти общий язык?) стоит поговорить о том, что договориться с Россией очень просто. Нужно лишь этого хотеть.

Отношения не задались

Отношения руководства СССР и Ватикана – теократического государства с особыми связями с любой страной, в которой присутствует католическая церковь и/или её прихожане, по понятным причинам долгое время не складывались. Вообще никак. С момента, когда у нас справились с голодом в начале 1920-х (Ватикан по соглашению Воровского–Гаспарри 1922 года оказывал помощь голодающим Поволжья) довольно долгое время отношения между двумя государствами носили несистемный характер. Причём дело не только в официальной атеистической позиции руководства СССР.

В 1931 году Пий XI в папской булле провозгласил несовместимость социализма и католической веры. То есть нацистом (на выборах осенью 1930 года НСДАП заняла 2-е место) католик, по версии папы, быть мог, а вот социалистом – ни-ни. Учитывая, что примерно тогда же, в начале 1930-х, высшее советское руководство утвердилось во мнении относительно войны в Европе в самое  ближайшее время, а Германия рассматривалась как один из вероятных противников, такая откровенная позиция церкви только утверждала руководство СССР в правильности своего антицерковного курса.

Отношения несколько улучшились во время войны – нацизм оказался не «меньшим злом», каким его хотели бы видеть в Ватикане во время подписания конкордата с Германией в июле 1933 года, а общим врагом человечества. Поскольку в христианстве фраза «враг человеческий» имеет свой особый смысл, эта внезапная параллель должна была способствовать взаимопониманию.

Известный сюжет в теме «СССР и Ватикан» – фраза Иосифа Сталина «А сколько у папы дивизий?». За годы комментирования она затёрта публицистами до дыр, и всё без толку – потому что была адресована совсем не папе, а Черчиллю, убеждавшему Сталина отказаться от советизации Польши и ссылавшемуся на то, что папа римский не одобрит социалистический режим в одной из немногих чисто католических стран Европы. Лондон опекал Польшу с момента её возрождения в 1918 году, и нужно было быть очень наивным, чтобы поверить в беспокойство премьера Британии о чувствах папы римского.

С другой стороны, как раз в это время (1943-1944 годы) в СССР задумались о необходимости хотя бы непрямых и неофициальных контактов с Ватиканом: наступать на Германию предстояло через Польшу, Венгрию, Чехословакию – страны с традиционно сильными позициями католицизма. Вероятно, поэтому весной 1944 года Москву посетил близкий друг Франклина Рузвельта ксёндз Станислав Орлеманьский, которого за время визита дважды приняли в Кремле. И это помимо контактов через архиереев РПЦ, установленных ещё в 1942 году. Иными словами, контакты есть, а официальных отношений нет. Так и продолжалось до середины 1960-х  годов.

Как договорились

Андрей Громыко – не просто легендарный советский дипломат, принимавший участие в важнейших военных конференциях, в создании ООН (первый представитель СССР там). Громыко в дипломатии – своего рода второй Анастас Микоян в народном хозяйстве (который известен тем, что работал «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича»). У Громыко разве что период иной: стоял во главе МИД СССР с 1957 по 1985 год. Громыко – это и есть советский МИД, советская дипломатия всех этих 28 лет: неуступчивая, временами задиристая. Собственно на Западе Громыко более известен как «Мистер “Нет”». Как раз потому, что добиться от него уступок удавалось нечасто. Однако именно Громыко наладил отношения СССР и Ватикана.

Всего он встречался с Павлом VI четырежды на протяжении 1966-1975 годов (потом ещё дважды с Иоанном Павлом II и, наверняка, это абсолютный рекорд в истории российской дипломатии). При этом первая встреча было неофициальной, однако, учитывая дальнейшую динамику, она же была и самой важной – иначе бы следующих попросту не было.

Встреча в апреле 1966 года была пробным шаром. Громыко готовил поездку в Ватикан Николая Подгорного – уже совершенно официальный визит Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Причём его поездка в Ватикан была уже не первым шагом в этом направлении: начинать, похоже, нужно с визита Алексея Аджубея (главный редактор газеты «Известия» и зять Никиты Хрущёва) в 1963 году.

Учитывая прошлые трения  и отсутствие дипломатических отношений (а Ватикан, похоже, был последним государством, с кем СССР установил дипломатические отношения – это случилось весной 1990 года), визит Подгорного – это максимум, выше просто некуда. Но затем отношения всё равно поддерживались через Громыко – иначе зачем ещё три визита только при Павле VI?

О чём вообще могли общаться глава теократического государства и самый неуступчивый дипломат СССР, как они смогли поладить? Общие интересы были, вот и поладили. Вечное «нет!» от Громыко звучало в адрес тех, кто требовал от СССР поступиться государственными интересами. Поэтому иных ответов и быть не могло.

А Ватикан с начала 1960-х стал играть для СССР привычную роль посредника в отношениях с Западом. Первый раз – во время Карибского кризиса, и как раз после него этот канал, опробованный ещё во время Второй мировой войны, стали возрождать. И оказалось, что с «Мистером “Нет”» можно успешно находить общий язык – даже по таким неудобным вопросам, как назначение католических епископов в Латвию и Литву.

Взаимопонимание папы римского и Громыко – хорошая иллюстрация простого факта: найти общий язык с Россией можно. Даже по трудным вопросам. Даже с негативным бэкграундом прошлых отношений. Надо лишь отказаться от диктата, на который в зависимости от эпохи будет звучать «Нет!», «Товарищ Пауэр, не плюйтесь, пожалуйста!» или «Глаза-то не отводи».

Иван Зацарин 

Источник: http://histrf.ru