Подпишись!

Ногинск. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 20 мая

пасмурно+11 °C

Онлайн трансляция

Не так страшен МСЗ, как его малюют (ФОТО)

28 апр. 2018 г., 10:02

Просмотры: 228


До конца 2022 года в Подмосковье планируют построить четыре завода по термической обработке отходов. Первый из них начнут возводить уже в мае. Корреспондент «МК» побывал на аналогичном предприятии в Швейцарии и выяснил, каково это жить по соседству с таким предприятием.

Полигоны как мины

Экологическая проблема в Подмосковье стоит очень остро. Полигоны ТБО переполнены, ведь многим из них больше 50 лет, и они уже давно выработали свой ресурс! А нагрузка на них колоссальная — мусор везут не только из области, но из столицы тоже. Это почти пятая часть всех отходов страны…

Специалисты давно уже предупреждали: нужна целая отрасль, в которую войдут и сортировочные комплексы для раздельного сбора отходов, и заводы по термической обработке мусора. С помощью первых можно будет отправлять значительную часть отходов на вторичную переработку сырья, а вторые позволят утилизировать оставшиеся «хвосты» наиболее безопасным способом.

Так делают во всем цивилизованном мире. Есть испытанные, безопасные технологии, проверенные временем. Одна из них — термический способ обработки отходов. Так что изобретать велосипед не нужно — покупай и применяй. Но на пути реализации этой программы неожиданно встали подмосковные жители, которые, казалось бы, должны только ратовать за нее двумя руками.

Вместо этого люди как огня боятся соседства с МСЗ — так специалисты называют мусоросжигательные заводы — и передают из уст в уста страшные истории о том, что якобы от сжигания отходов уже в большинстве стран отказались, что последствия этой технологии для здоровья людей и окружающей среды могут быть страшными и необратимыми и так далее и тому подобное.

Образовалось целое экологическое движение противников МСЗ. Его сторонники распространяют мифы о вреде таких производств, подбивают жителей, где поблизости будут строиться заводы, на акции протеста. Причем среди активных противников встречались и депутаты, и члены общественных палат. Чтобы развеять эти слухи, московское областное правительство решило послать группу самых ярых противников строительства МСЗ на аналогичный завод в Швейцарию. Одно из таких предприятий по термической обработке отходов расположено рядом с Люцерном — в самом сердце Альп. Оно применяет технологии компании Hitachi Zosen Inova, которые собирается закупить и использовать Россия.

 

А где же грязь и вонь?

Символами Швейцарии считаются не только ее надежные банки и точные часы, но и удивительная по красоте природа. Ее здесь холят и лелеют, как и знаменитых буренок. Вот они пасутся на сочной траве, которая похожа на ухоженный английский газон, и выглядят животные весьма довольными жизнью — прямо как на рекламе знаменитого швейцарского шоколада. Хотя всего в сотне метрах от них возвышается здание ТЭС — так сокращенно называется станция термической обработки отходов. А еще ее иногда называют ТЭЦ, потому что принцип тот же, только вместо солярки или газа сжигают отходы, а получают электричество и тепло.

ТЭС в Люцерне называется Renergia. Ее построили в 2015 году. А вообще традиции сжигания отходов в Швейцарии очень старые — им более 100 лет. Правда, первая станция, которую построили в 1904 году, больше походила на бочку для сжигания с трубой, зато новая ТЭС Люцерны выглядит как космический корабль.

Рядом с ней тучные луга, кристально чистая река, и никто из местных экологов или жителей не ходит с плакатами «Спасем природу, мать нашу!». И как только швейцарцы позволили местным властям построить в такой сельской идиллии мусоросжигательный завод, неужели не митинговали?

«А чего им протестовать? Воздух рядом со станцией чище альпийского», — уверенно заявляет Ганс-Петер Фарни, бывший глава ведомства по управлению отходами в федеральном органе охраны окружающей среды.

После презентации Фарни, гостей из Подмосковья повели на экскурсию по станции. И там они собственными глазами смогли убедиться, что им не врут — станция абсолютно безопасна и для людей, и для экологии. Это современное, высокотехнологичное производство, которое работает четко, как швейцарские часы.

В операционном зале ТЭС на огромном экране отображается все, что происходит в здании. Здесь же —  показания дымовых датчиков: если ПДК превышает норму, автоматика уже через 5 минут примет меры и снизит уровень вредных веществ. Для этого существует несколько способов. Кстати, чтобы с ними познакомиться, совсем не обязательно ехать в Швейцарию. Достаточно зайти на сайт компании Hitachi Zosen Inova, там на русском языке все подробно описано.

На нулевом этаже разгружаются мусоровозы. Отходы сыплются в накопительный бункер, там их перемалывают, трамбуют, обрабатывают специальными составами. Потом они поступают в печь — температура свыше 1200 градусов, но, стоя рядом, этого совсем не ощущаешь, изоляция мощнейшая.

Интересно было наблюдать за работой мусоровозов. Например, одна из машин, отъезжая, просыпала немного мусора. Водитель вышел, взял обычную щетку и смел все в бункер. Вот она, культура производства, в действии! Никакого неприятного запаха, никакой грязи. После очередной смены подъезжает автомойка (такие маленькие машинки моют полы у нас в больших гипермаркетах) и наводит чистоту и блеск.

После того как отходы попадают в бункер, с ними взаимодействуют только машины — никакой ручной работы. Один манипулятор дробит мусор, другой перемешивает, третий продвигает его к печи. Но вот чего тут нет, так это сортировки. Хотя один из устойчивых мифов, которым пугают жителей Подмосковья, гласит: рядом с мусоросжигательными заводами обязательно построят сортировочные станции, на них будут скапливаться тонны отходов, которые будут гнить, вонять и прочее.

На самом деле термическая обработка — это один вид утилизации, а сортировка с целью вторичного использования сырья — совершенно другой. Конечно, хотелось бы все отходы отправлять на вторичную переработку. Но нужно быть реалистами, говорят швейцарцы. В этой стране раздельный сбор мусора активно внедряется уже более 50 лет, но почти 50 процентов ТБО все равно приходится отправлять на сжигание.

Сжигать — нельзя закапывать

По словам Ганса-Петера Фарни, который всю свою жизнь посвятил внедрению новой системы обращения с отходами, экологическое просвещение среди населения нужно начинать с детей. В Швейцарии все знают, что остатки пищи, бумагу, пластик, металлические банки и бутылки ни в коем случае нельзя бросать в один мусорный мешок. Потому что все это можно использовать еще раз. Ну а то, что не подлежит переработке, складывается в специальные мешки для мусора и идет на сжигание. Один такой 35-литровый мешок в зависимости от региона стоит от 1 до 2 швейцарских франков (примерно 65–130 рублей). Семья из трех человек заполняет его целую неделю — ведь туда идут только объедки со стола, памперсы и прочий мусор.

Вот еще один неожиданный факт: тамошние «зеленые» в отличие от наших очень даже поддерживают строительство мусоросжигательных заводов, потому что они никаких вредных выбросов в атмосферу себе не позволяют. Наоборот, только одна ТЭС в Люцерне экономит в год 40 млн литров печного топлива, а выбросы СО2 благодаря ее работе снижены на 90 тыс. тонн!

Внедрением системы раздельного сбора мусора в Швейцарии всерьез занялись в 70-е годы, тогда местные полигоны очень походили на наши подмосковные. И население, и власти понимали, что нужно срочно решать проблему — страна маленькая, если продолжать в том же духе, то скоро не останется места для жизни.

«Нашей целью, — говорит Фарни, — было найти такой способ, который бы позволял утилизировать свои отходы на своей территории. Мы не хотели экспортировать мусор в другие страны, считая это аморальным. Хотя сейчас некоторые наши ТЭС работают на отходах из Италии».

Да уж, нам до сознательных швейцарцев как до Луны. Большинство наших жителей требуют от властей, чтобы отходы из Москвы, да и Подмосковья тоже вывозили по железной дороге куда-нибудь в тайгу или тундру, а еще лучше — отправляли бы в космос.

За 50 лет Швейцария сделала колоссальный технологический прорыв в модернизации отрасли обращения отходов. Благодаря этому в стране более 90% бумаги, картона и стекла идет на вторичную переработку. Алюминиевые банки (92%), пластиковые бутылки (82%), батарейки (71%) также идут на переработку. Из пищевых и садовых остатков готовят компост. Но 47% мусора все равно пока что не годится для переработки. Поэтому термическая утилизация отходов оказалась самым экологичным и эффективным с экономической точки зрения методом их уничтожения.

Во-первых, говорят специалисты ТЭС Renergia, у нас очень низкий уровень выбросов. Например, в очищенном дымовом газе концентрация загрязняющих веществ меньше, чем в окружающем воздухе — даже альпийском.

Во-вторых, станция термической обработки отходов может давать электричество и тепло, тем самым не только полностью окупая свои затраты, но еще и принося прибыль. В Люцерне электричество подают на фабрику по производству бумаги, расположенную по соседству. То есть это нормальное коммерческое предприятие, которое приносит прибыль из мусора.

 «Сделайте нам как в Люцерне!»

Экскурсия на ТЭС в Люцерне произвела на подмосковных активистов сильное впечатление. Эстетика присутствует во всем — от чистых полов бункера, куда заезжают мусоровозы, до самих машин, которые блестят, как будто только что сошли с конвейера. Удастся ли нам у себя в Подмосковье повторить швейцарский опыт, не уронив планку качества? Этот вопрос теперь волнует членов областной делегации больше всего.

После визита на ТЭС в Люцерне они подошли к Марии Комковой, представителю подмосковного минэкологии, которая их сопровождала в поездке, и заявили: «Протестовать против строительства мусоросжигательных заводов больше не будем и всем расскажем, что здесь увидели, но только и вы нам дайте слово, что в Подмосковье построят именно такие же заводы, как в Люцерне. Других нам не нужно!»

«Не волнуйтесь, мы в России будем строить именно тот завод, который вы видели в Люцерне. Будем использовать те же самые технологии, современные, передовые», — заверил жителей Игорь Тимофеев, генеральный директор АГК-1. Эта компания должна построить до конца 2022 года 4 завода по термической обработке отходов в Московской области.

«МК» удалось взять у него небольшое интервью уже на обратной дороге в Москву, и первое, о чем он заговорил, касалось проблем коммуникаций с населением: через месяц его компания должна приступить к началу строительства первого МСЗ в Воскресенском районе, с разрывом в 3 месяца запустят стройки остальных трех заводов — в Солнечногорском и Ногинском районах, а также в Наро-Фоминском городском округе. А местные жители вставляют палки в колеса, протестуют, спорят до хрипоты со специалистами компании на публичных слушаниях, пишут жалобы вплоть до президента.

«Всему виной псевдоэкологи, — говорит Тимофеев. — Это они приходят на публичные слушания и смущают народ. Показывают жуткие картинки каких-то древних заводов с черными трубами. Такие в Китае были, наверно, в 60-е годы или у нас на Урале еще при царе Горохе. Какие мотивы у этих псевдоактивистов, я не знаю, но люди им верят».

На самом деле по технологиям компании Hitachi Zosen Inova построены заводы по всему миру. Только в прошлом году были запущены 3 новых ТЭС в Великобритании. Да и в Швейцарии таких заводов несколько.

«Наши жители, наоборот, рады, что у них есть поблизости ТЭС, — говорит Маттиас Акерман, глава министерства экологии и энергетики кантона Люцерн. — Наличие такой станции обеспечивает высокий экологический стандарт в нашем кантоне, плюс дешевая электроэнергия и тепло. А вообще люди у нас давно привыкли к ТЭС».

Для местных жителей МСЗ — это что-то обыденное, как булочная за углом. Мы опросили людей в ближайшем кафе, на парковке, как они относятся к ТЭС, те лишь пожимали плечами в ответ: для наших собеседников машины на шоссе доставляют больше беспокойства — и шума больше, и выхлопы вредные.

От слов к делу

На родину подмосковная делегация возвращалась в приподнятом настроении. Люди громко обсуждали увиденное в Люцерне. Делились впечатлениями. Но нет-нет да и проскакивали в их разговорах опять нотки сомнений: неужели российские специалисты сумеют построить такие же прекрасные заводы, как в Швейцарии? А вдруг нам из-за санкций перестанут продавать расходные материалы для фильтров? Вдруг то, вдруг это…

Игорь Тимофеев, который летел в одном самолете с подмосковными активистами, слушал эти охи-вздохи и тихонько закипал: «Ну что за люди, во всем сомневаются! Почему-то никто из них сейчас не думает, как это наш пилот умудряется управлять такой сложной иностранной техникой (летели мы на Boeing 737. — Авт.), летят себе и не боятся за свою безопасность. А почему же они думают, что мы не сумеем построить завод не хуже, чем на Западе. Там же все просто до гениальности, только нужно строго соблюдать технологии. А все эти разговоры про то, что мы не будем фильтры менять, поэтому у нас выбросы вредных веществ будут выше… Это полный абсурд! Неужели же мы сейчас затратим миллиарды на покупку у Hitachi заводов, а потом по какой-то причине будем экономить на копеечных расходных материалах и загубим бесценное оборудование? Мне кажется, все эти разговоры от неверия в собственные силы. А лично я уверен в наших специалистах — у нас все получится. Со временем, может быть, и к нам будут приезжать иностранцы за опытом».

На следующий день после возвращения делегации подмосковных активистов из Швейцарии губернатор Подмосковья Андрей Воробьев сообщил в прямом эфире, что в Московской области будет введен новый экологический стандарт по переработке отходов.

«Мы сегодня находимся на очень ответственном отрезке большой работы по введению нового экологического стандарта. Московская область первая в стране введет новый экологический стандарт, который будет предполагать уникальные современные технологии утилизации, переработки и захоронения мусора», — сказал он.

Губернатор сообщил, что Московская область первой в стране построит комплексы по переработке отходов, которые позволят на 50% сократить количество захораниваемых отходов и при этом исключить раз и навсегда возможность зловония и дурных запахов.

«Технологии, которые мы будем использовать, применяются в самых передовых странах. И отношение будет принципиально жестким ко всем, кто нарушает технологию утилизации мусора. Мы первые, кто введет комплексно на территории этот уникальный экологический стандарт. Сегодня все наши силы направлены на то, чтобы это произошло как можно быстрее», — сказал Воробьев.

Елена Березина
Фото: Павел Попов

«Московский комсомолец»