Ногинск. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 25 июля

облачно с прояснениями+23 °C

Онлайн трансляция

Жить, не сдаваясь годам

20 июня 2016 г., 15:32

Просмотры: 305


Лидия Алексеевна Абрамова (в девичестве Грошикова) – коренная ногинчанка, и большая часть её жизни прошла в родительском доме на углу Комсомольской и Татарского переулка. О своём родном городе может рассказывать часами. Слушаешь воспоминания ветерана и почти зримо представляешь, каким было её детство. А оно ведь пришлось и на лихие годы…

- Однажды, это было в 41-м году, - рассказывает Лидия Алексеевна, - недалеко от нашего дома, за вокзалом бомба упала. Такая волна была, что, казалось, земля ходуном ходит. Не передать, как страшно было. До сих пор помню, как будто это случилось вчера.

Отец Лиды в числе первых ушёл на фронт и в 1943 году пропал без вести. А Лида рано повзрослела, потому что на её плечи легли недетские заботы – всё лето и осень она, как и все ученики школы им. Короленко, трудилась на колхозных полях, выращивала овощи, убирала урожай, и оставалась за старшую в доме.

- Я ходила на работу через переезд, мимо швейной фабрики, - вспоминает моя собеседница, - просёлочная дорога, луг, лес, и была там на моём пути узкая тропинка, на которой мне всегда встречались дедушка с бородой и мужчина с палочкой, который слегка прихрамывал. Они были странно одеты: в зимних шапках и телогрейках, хотя стояло лето. Они наказывали, чтобы я осторожна была, почаще оглядывалась, и если опасность – бежала к ним.

Как-то иду по этой тропинке, и вдруг за спиной раздаются странные звуки – как будто огромная птица крыльями хлопает. Поднимаю голову и вижу, как над деревьями спускаются два парашюта. В страхе, я со всех ног кинулась туда, где встречались мне дяденьки, потому что всплыли в памяти обронённые как-то бабушкой странные слова: наши с неба падать не будут… Уже потом, когда  война закончилась, взрослые рассказали и о том, что немцы к электростальским заводам рвались, и Ногинск в кольцо взять хотели, а мужчины, что встречались мне на тропе, были военные из особого отдела, и под телогрейками носили автоматы. Как рассказывала бабушка, осенью того года  они ушли защищать Москву.

Помню ещё, что в годы войны в нашем доме жили на постое пятеро лётчиков. Об их дальнейшей судьбе мне ничего неизвестно. А мы, подростки, после войны ещё долго лазили по вырытым окопам, спускались в воронку от той бомбы.

На швейной фабрике всю войну днём и ночью шили военное обмундирование, а также рукавицы  для солдат. С электричеством были большие перебои, и женщины работали при керосиновых лампах. Мама Лиды не выходила из ворот фабрики: одну смену шила на машинке, а потом ещё одну смену стояла за раскройным столом.

Рабочих рук не хватало, и тогда Лидина мама сказала мастеру: «У меня дочь шьёт, она справится». Так в доме появилась первая партия скроенных гимнастёрок, и Лида начала шить обмундирование для солдат на фронте. Правда, в первый день, когда принесли работу, вдруг обнаружилось, что девочка не достаёт ногами до педали швейной машины. Не сразу, но выход мастер нашёл, придумав приспособление поднять подножку.

- Сначала очень боялась обрабатывать стоячий воротник, - вспоминает Лидия Алексеевна. – Но бабушка научила. Она белошвейкой была, а умела всё: и пальто шила, и одеяла стегала, и кружева плела, и вышивала. Всему этому и меня научила, за что всю жизнь благодарю.

Кстати, о том, что победа близка, работницы догадались ещё и потому, что количество заказов заметно уменьшилось, а в марте-апреле и вовсе перестали поступать. Фронтовики стали возвращаться домой. Только бабушка своих двоих сыновей не дождалась, оба без вести пропали на полях сражений.

- 9 мая все жители Татарского переулка  собрались у колодца, - делится воспоминаниями Л. Абрамова, - обнимались, целовались, плакали. Так, наверное, никогда больше не радовались, как в тот день. Такая большая радость была! В нашем переулке вечером женщины вынесли кто что мог из еды и накрыли стол. Вся улица веселилась, пели и плясали все от мала до велика.

- После войны не сразу карточки отменили, - продолжила она свой рассказ. – Хоть и голодно жили, но дружно, делились всем.

О тех далёких годах Лидии Алексеевне напоминает старая ножная швейная машина, за которую она и сейчас нет-нет да и сядет, что-нибудь сошьёт. Её квартиру украшают вышитые подушки, всевозможные лоскутные изделия, которые смастерила своими руками. Да и сейчас может что-нибудь такое сделать. Но предпочитает чтение художественных произведений:

- Очень люблю читать, - не скрывает она. – Особенно зарубежные романы, в которых описываются старинные замки, красивая природа, рассказывается о любви и сложных человеческих судьбах. Мечтаю почитать про рабыню Изауру и про Санта-Барбару. Фильмы-то давно уже смотрела, а ещё бы и книги про всё это почитать…

Тут моя собеседница вспомнила недавно прочитанный роман и, похоже, почувствовав во мне благодарного слушателя, с увлечением рассказала его содержание. И глаза её при этом светились так молодо, тепло и радостно, что оставалось только удивляться. Прожив нелёгкую жизнь, пройдя через испытания войной, холодом и голодом,  тяжёлым трудом (её трудовой стаж 46 лет, из которых более 30 она отработала ткачихой на «Красной ленте»), Лидия Алексеевна остаётся жизнерадостной, доброй, не теряющей интереса к жизни.

- Мою бабушку не старят года, - с гордостью отметил внук Сергей Лобанов, - она им не поддаётся. Она боевая и замечательная.

Что ещё может быть выше такой оценки!

Раиса ПУШИНА