Яндекс.Погода

суббота, 11 июля

ясно+21 °C

Ветеран из Богородского округа Петр Саган прошел от Киева до Берлина

30 апр. 2020 г., 17:21

Просмотры: 859


Когда началась война, Петру Сагану было всего 15. В тот день он гостил у тётки в Киеве. Был разгар лета, деревья и цветы благоухали. Вечер коротали просмотром любимой картины «Волга-Волга». Спать юноша отправился на чердак. Посреди ночи его разбудил громкий гул.

- Как для вас началась война?

- Мы думали, началась гроза, тётя поднялась, закрыла окно,  гул не стихал. Когда я выглянул, то увидел, что по небу низко летят самолёты с чёрными крестами и от них что-то чёрное отделяется и с грохотом падает на землю. Киев бомбили.

Семья Петра Павловича жила в Курской области – на границе Украины и России – и очень скоро оказалась в оккупации. В первые дни войны погиб его старший брат, который служил пограничником, отца забрали на фронт, сестру угнали в Германию, хутор деда спалили. За три дня до семнадцатилетия Пётр отправился в военкомат – попросился на фронт. Его отправили на три месяца в артиллерийское училище, по окончании которого присвоили звание лейтенанта и отправили на передовую. Пётр Саган стал командиром орудийного расчёта и принял участие в одной из решающих битв на Курско-Орловской дуге.

В составе Первой Украинской армии он участвовал в легендарном форсировании Днепра, освобождении Украины, Польши, Восточной Пруссии. В ожесточённых боях при взятии Кёнигсберга был ранен, но быстро поправился и, вернувшись в строй, дошёл до Берлина.

 Встреча на Эльбе

Довелось Петру Павловичу принимать участие и в знаменательном событии – встрече союзников на реке Эльбе.

- Чем вам запомнилась встреча союзников?

- Мы стояли тогда в нескольких километрах от Берлина. Как-то  утром нас погрузили в машины и повезли – как оказалось на встречу с союзными войсками. Привезли на реку Эльбу.  Берега у неё такие пологие,  многие смельчаки потом даже отважились купаться. Быстро сколотили на месте столы, скамейки, нанесли посуды из пустых домов. Было много разного вина, немецкая тушёнка, разное угощение. Американцы, французы, англичане – кого там только не было. Я в первый раз в жизни тогда увидел негра! Мы братались с ними, обменивались сувенирами. Я подарил одному карманные часы с цепочкой, а он мне трёхцветный фонарик, зажигалку и шариковые ручки. Но больше всего им почему-то понравилась наша махорка. Делать самокрутки у них, правда, не получалось, но сам табак очень хвалили!  На встрече был митинг, выступали командующие всех войск, потом началось веселье. Американцы, англичане танцевали вальс, фокстрот, а наши ребята – лезгинку или гопак! Мы не знали языка друг друга, но в тот момент это не имело значения… Все понимали, что война уже закончилась, атмосфера была такая, что словами не передать.

 Поцелуй немки

Победу Пётр Саган встречал в Берлине. Небо над городом в ту ночь полыхало ярким заревом – солдаты палили из оружия, кричали «Ура!» и, не стыдясь, плакали от счастья.

 - Каким был Берлин, когда туда вошли советские вой­ска?

- Берлин был повержен основательно. Если советские войска уничтожали, прежде всего, воинские части и склады, то вой­ска союзников бомбили всё подряд. Город лежал в руинах, ни одна инфраструктура не работала. Когда была объявлена капитуляция, нам было приказано восстанавливать жизнеспособность города. Однажды мне дали 30 военнопленных немцев и отправили на разрушенный хлебозавод. Идти туда пешком нужно было километра три. Я вывел строй. И вот идём мы по улице и вдруг навстречу – группа немецких женщин. Они начали выкрикивать имена, фамилии – видимо, в надежде найти своих, и вдруг одна женщина, воскликнув «Ганс! Ганс!», в слезах побежала к строю и бросилась на шею одному военнопленному. Всё смешалось – шум, крики, слёзы. Я опешил – стою и не знаю, что мне делать. Потом подошёл к ним, взял за рукав и сказал: «Геен нах хауз!» Они, не помня себя от счастья, схватились за руки и побежали по тротуару. Неожиданно немка остановилась, выпустила руку мужа и, подбежав ко мне, обняла и крепко поцеловала в щёку… Это был первый поцелуй женщины в моей жизни, не считая поцелуев матери…

Эта случившаяся в поверженном Берлине история, которую невозможно слушать без слёз, могла бы закончиться печально для юного артиллериста. Возвращаясь в расположение, Пётр не мог найти себе места, не знал, как признаться командованию, что отпустил пленного. Но командиры его успокоили, сказав, что немец никуда не денется. Так и вышло. Следующим же утром немец вернулся в лагерь. Правда, под руку с женой, которая держала на руках маленького ребёнка. Немка потом так и ходила вместе с мужем – ей разрешили готовить обеды на полевой кухне. А по воскресеньям – Пётр Павлович уговорил начальника лагеря – пленного отпускали домой.

 Со спасённой девочкой на руках

- Какие воспоминания о тех днях вызывают наибольшее волнение?

- После взятия Берлина мы обходили разрушенные здания, подбирали убитых и раненых, собирали оружие. В руинах жилого дома я нашёл как-то маленькую девочку. Она сидела возле матери, по пояс заваленной бетоном, – грязная, заплаканная.  Я достал фляжку, смочил платочек и хотел её умыть, но она вцепилась в него и жадно начала сосать. Сколько она просидела там возле матери, неизвестно. Маленькая, годика три, кудрявенькая, светловолосая. У неё явно было обезвоживание. Я достал из мешка всё, что у меня было, – сахар, воду, галеты. Как она жадно ела и пила! Взял её на руки и пошёл к  немецким санитарам, на ломаном немецком рассказал им про мать. Одни схватили носилки, побежали, другие хотели взять у меня девочку, но она так крепко вцепилась мне в шею, что её едва отняли, испугалась, увидев красный крест на одежде.

Немецкие корреспонденты тогда сфотографировали Петра Павловича, в газете спустя какое-то время вышла статья. Однополчане потом припоминали ему памятник воина-освободителя в Трептов-парке, но гуманность его оправдывали не все. «Они ж твоего деда хутор спалили, а ты!» - сокрушались товарищи.

 Ветераны союзных войск в Лондоне: 71 год спустя

После войны в гарнизоне Черняховска (Калининградская область) Пётр Саган встретил свою будущую супругу – сержанта медицинской службы Валентину. После демобилизации семья переехала на родину жены в село Кудиново, где ветеран и живёт по сей день.  Пётр Павлович 48 лет работал  заведующим гаражом и шофёром. В счастливом браке с Валентиной Ивановной они прожили почти 60 лет, вырастили троих прекрасных детей.

В 2016 году в Лондоне состоялась вторая легендарная встреча – теперь уже ветеранов союзных войск  Второй мировой войны. Спустя 71 год на берегах Темзы встретились представители России, Великобритании и Франции. Московскую область в российской делегации представлял Пётр Павлович Саган. Их встретили в лондонском аэропорту Хитроу ветераны, студенты Кембриджа, представители посольств стран – участниц торжеств. Как и много лет назад тогда на Эльбе, они, не сдерживая эмоций, братались и поздравляли друг друга с долгожданной победой, делились воспоминаниями. Петр Павлович читал стихи собственного сочинения, которые увлечённо пишет много лет и до сих пор держит в памяти каждое.

Петр Саган в Лондоне. 2016 г.

В марте 2020 года Петру Сагану исполнилось девяносто четыре. Активный и деятельный, он много десятилетий возглавляет совет ветеранов  Аксёно-Бутырского сельского поселения (сегодня из 76 их осталось всего двое), участвовал в нескольких парадах на Красной площади, встречался с президентом. В год 75-летия Победы его тоже пригласили на чествование в Кремль, правда, дата торжества из-за ситуации с коронавирусом пока не определена. Пётр Павлович с удовольствием встречается с молодёжью, даёт интервью и прекрасно ­выглядит.

- Поделитесь секретом здоровья и бодрости духа...

- Я каждое утро начинаю с молитвы и зарядки. До сих пор отжимаюсь от пола 12 раз! Всю свою жизнь я не пил и не курил – даже фронтовые сто граммов и махорку отдавал сослуживцам. Наверное, поэтому дожил до стольких лет!

Но о пережитом Пётр Павлович и сегодня вспоминает со слезами на глазах. Слово война болью отзывается в его сердце. Вот почему молодым он всегда желает одного – мира. Чтоб никогда в их жизни не было войны.

Дик Елена Леонидовна

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц